Четверг, 23.11.2017, 23:16
Главная
Регистрация
Вход
Авторский проект Даркуса Нетова
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Стихи [58]
Мои стихи
Рецензии [39]
Рецензии, написанные мной, на фильмы и книги
Эссе [1]
Мои сочинения и эссе на вольные темы
Рассказы [3]
Короткие и длинные. На совершенно разные тематики. Связанные меж собой единым циклом или не связанные вовсе... Рассказы. Наброски. Очерки.
Другое [7]
Статьи [4]
Анонсы [1]
Наш опрос
Интересуетесь ли вы Русским наследием?
Всего ответов: 21
Мини-чат
Главная » Статьи » Литература » Рассказы

Раздражение нерва

Даркус Нетов.

«Раздражение нерва».

Дождь шел уже четвертый день подряд. Улицы устали. По ровному полотну асфальта непрерывно текли тонкие ручейки воды, скатываясь в водосток. Джи наблюдал этот невеселый пейзаж уже четвертый день - ровно столько длился Патруль.

Он шел в серой, безликой толпе, где каждый человек был укрыт персональным полем, прозрачным, словно слюда и невесомым, будто вечерний туман…

Вот только, Джи никогда не видел тумана. Вся его жизнь прошла в этом бескрайнем Мегаполисе, не имеющем даже определенного названия.

Для него стали привычными проносящиеся над головой моно-рельсовые поезда, пролетающие мимо окон его квартиры флаеры. Он не обращал внимания на, вспыхивающие то тут, то там, неоновые рекламные сполохи, на киборгизированных животных, иногда пробегающих мимо... Все это уже давно стало частью его повседневной жизни.

А еще частью его жизни были Патрули, подобные сегодняшнему. Джи работал в Службе Контроля Пространства - организации, отслеживающей и пресекающей несанкционированные пространственные прерывания. И работа эта, несмотря на всю кажущуюся загадочность, была еще скучнее, чем сегодняшний дождь.

Джи медленно брел по широкому тротуару, опустив голову вниз и слегка нахохлившись. Плотная завеса дождя висела над городом, словно собиралась остаться в небе навсегда. Но Джи это не волновало. Его не беспокоили капли воды, стекающие с коротко стриженных волос на лицо. Он не замечал промокшего насквозь, липнущего к телу, плаща - его любимого, длинного темно-серого плаща, с которого тонкими струйками стекала вода... Джи шел по мокрым улицам, полностью погруженный в свои мысли.

Нудные Патрули, в которые он должен был ходить через каждые вторые сутки, имели своей целью лишь одно - наблюдение. Джи еще неполучил статуса Корректора (а, учитывая некоторые особенности его характера, он вообще сомневался, что когда нибудь его получит), в его компетенцию входило только пассивное наблюдение. И, разумеется, оперативное оповещение Центра, в случае несанкционированного прерывания.

В сущности, его статус можно было определить, как "мальчик на побегушках"... Если бы только Джи не приходилось несколько раз рисковать жизнью, выполняя задания Центра. Подобные обстоятельства совершенно не располагали к легкомысленной иронии в адрес должности, занимаемой Джи.

Поэтому, он шел и шел вперед, по бесконечным улицам города, сунув руки в карманы плаща и не обращая ни малейшего внимания на хлещущие с неба струи воды.

Джи никогда не пользовался генератором персонального поля для зашиты от непогоды. Отчасти, это было своеобразным вызовом обществу, в котором он вынужден был жить. Он не хотел быть похожим на серую человеческую массу, окружающую его. А еще Джи чувствовал, что они с дождем чем-то похожи. Столь же одиноки и также затеряны в этом огромном городе, настолько огромном, что даже всемогущий дождь не мог охватить его полностью...

Джи вышел к одному из главных перекрестков улицы, по которой он двигался. Праздно шатающихся по улицам людей, подобных Джи, было очень немного, основная людская масса передвигалась по городу исключительно в скоростном транспорте - флаеры, гиперциклы, моно-рельсовые под- и надземные дороги... Тем не менее, на дорогах было еще полным-полно тех, кто ездил по улицам в старомодных машинах с двигателями внутреннего сгорания.

Их было столько, что дороги зачастую не справлялись с потоком машин и на самых загруженных перекрестках были оборудованы специальные устройства - два огромных барабана, один из которых был продет в другой. Каждый барабан состоял из двух огромных колес и множества поперечин, соединяющих их.

Машина въезжала на поперечную площадку, барабан тут же приходил в движение, подставляя следующую площадку для следующей машины. А на противоположной стороне перекрестка машины с этих площадок съезжали - бесконечным потоком, ибо трафик в городе не останавливался ни на минуту. Подобная рационализация сильно способствовала решению проблемы уличных пробок, однако (Джи ухмылялся всякий раз, когда думал об этом), такую систему вряд ли придумали городские коммунальные службы. Скорее уж, позаимствовали идею у кого-нибудь из писателей-фантастов прошлого...

Джи направился к спуску в подземный переход - учитывая, что движение на перекрестке не останавливалось ни днем ни ночью, для пешеходов были сделаны специальные переходы возле каждого такого пересечения дорог.

В самом крайнем углу поля зрения Джи замигал зеленый символ - встроенные в тело имплантанты производили плановую диагностику самих себя, а заодно и тела своего носителя. Он усмехнулся. Не проходило дня, чтобы эти нано-компьютеры, вшитые, буквально, в каждый миллиметр его тела, не нашли у него какого-либо отклонения или "болезни"... И каждый раз ему приходилось выдерживать маленькую битву с ними - за право оставить собственное тело в прежнем состоянии.

Пройдя еще несколько десятков метров, Джи вышел к вокзалу моно-рельсовых поездов. Здесь не было шума и лязга, неизбежных при отправлении обычных составов, поезда подходили и уходили совершенно бесшумно, фиксируемые над рельсом специальным грави-полем. Лишь на крутых поворотах и большой скорости они могли издавать негромкий скрип...

Джи поймал себя на том, что с совершенно не уместным любопытством разглядывает стоящую впереди него девушку. Вроде бы, ничего особенного в ней не было... Длинные прямые каштановые волосы, охваченные сзади двумя тонкими косичками, темные джинсы, в тон им - изящные кожаные кроссовки. Девушка куталась в теплую, даже на вид, кожаную куртку. Лица ее Джи не видел, но чем-то она ему нравилась.

Мимо, цокая каблуками, прошли две женщины средних лет. Джи поморщился - он ненавидел этот звук. Особенно, когда каблук был очень тонким и врезался в асфальт с каким-то, особо отвратительным, коротким и звонким стуком.

У Джи он ассоциировался с чем-то очень неприятным, даже он сам не смог бы объяснить, с чем это связано. Просто, с самого первого дня, когда он услышал это цоканье в одной из TV-программ о дикой природе, оно стало его ужасно раздражать, вызывая стойкие ассоциации с чем-то животным и беспросветно-тупым.

Джи бросил мимолетный взгляд на кроссовки, стоящей впереди, девушки. Отсутствие у нее каблуков лишь усилило симпатию к ней.

"Может, познакомиться?" - размышлял он про себя. Постоянной девушки у него не было, а в тех нечастых случаях, когда отношения с прекрасным полом затягивались на срок больше недели, все заканчивалось одинаково: рано или поздно их выводили из себя непонятные звонки среди ночи, странные приборы, раскиданные по всей квартире Джи, его сумасшедший график и еще целый ряд других обстоятельств, так или иначе связанных с ненормальной работой Наблюдателя. В итоге, они бросали на прощание что-нибудь, вроде "Мне это надоело", и автоматические створки дверей квартиры Джи сходились за ними.

"Ну и в этот раз будет то же самое", - думал парень с тоской, от нечего делать разглядывая затейливую голографическую аппликацию на джинсах девушки.

Смахнув с волос осевшие там капли воды, он передернул плечами и собрался было двинуться дальше, но...

Все вокруг застыло. Шум толпы, ожидающей свой моно-поезд, понизился до неразличимого низкого гула, движения людей смазались, будто кто-то попытался сфотографировать движущуюся картинку на дисплее компьютера. Поезд, как раз подходящий к вокзалу, застыл на месте - на самом деле он, конечно, двигался, но очень-очень медленно - ровно в 30 раз медленнее, чем Джи.

Движение его ноги, едва-едва оформившееся в шаг, мгновенно превратилось в скачок - Джи пронесся, по инерции, вперед несколько метров, прежде чем сумел перехватить контроль над собственным телом. Переход в форсированный режим был полной неожиданностью.

Джи активировал меж пространственный монитор... Ой. То есть, очень ой. Начало прорыва было зафиксировано его датчиками уже минуту назад. А он все это время стоял, разглядывая девушку... Плохо дело. С вызовом Корректоров имплантанты и сами справятся на "ять". Точнее, уже справились, через пару минут они уже будут здесь.

Но дело не в этом.

Бегло просмотрев траекторию предстоящего прорыва, Джи состроил недовольную гримасу.

Пространственное прерывание - вещь, по природе своей, полу-хаотичная, и, как просчету, так и, собственно, контролю, поддающаяся с огромным трудом. По прогнозам гаджетов, вшитых в тело Джи, одно из рваных ответвлений будущего хаоса впрямую касалось, так понравившейся ему, девушки.

"Ну и что теперь делать?"- пронеслась унылая мысль в мозгу Наблюдателя. «Вот они, причинно-следственные связи… Если бы я на нее не загляделся, то не пропустил бы сигнал опасности, и успел бы предупредить… А с другой стороны, потребовалось бы мне вообще ее предупреждать, если бы я не посмотрел в ее сторону?».

Время шло. Очень медленно – пока Джи размышлял, в остальном мире прошло не более секунды – но, тем не менее, шло.

У Наблюдателя оставалось не более двух секунд реального времени для каких-либо действий.

«Ну хорошо, спасу я ее от этой заразы, ценой собственного пребывания в госпитале. Ну и что? Лишь заработаю очередные неприятности и затраты для отдела, по головке уж точно никто не погладит. Идиотов не хвалят, как правило… Ну, по встречаемся мы месяц - другой. Она, хотя бы из благодарности за спасение, не откажется. Ну и что дальше?..»

Джи посмотрел на красивые длинные волосы девушки. Это был его пунктик – длинные, прямые волосы. Он и сам раньше носил такие… До работы в Службе.

«Ладно, будь, что будет!» - эта мысль сопроводила начало его стремительного движения вперед.

А за спиной уже начинался локальный апокалипсис. Словно из ниоткуда взявшись, подул резкий ветер – его завихрения играючи подхватывали случайный мусор, редкую пыль с дороги, развевали волосы прохожих. Послышался странный треск, напоминающий громовой раскат, земля мелко затряслась. До прорыва оставались считанные мгновения.

Не обращая внимания на истошно вопящие в голове предупреждения об опасности, Джи прикрыл глаза.

«Главный терминал!»

_Главный терминал активирован_ - вшитый в мозг био-компьютер ответил без промедления. Также как и его хозяин, он находился во взвинченном состоянии.

«Подгрузка нервной матрицы носителя в сейв-отсек, срочность «С»..»

_Выполняю_.

В ту же секунду Джи почувствовал, как плывет перед ним окружающий мир. Компьютер переконфигурировал нервные окончания, а также – матрицу мозговых процессов Джи таким образом, что даже если его исполосует вдоль и поперек и разрубит на несколько частей – он не почувствует ровным счетом ничего. Удобно… В какой-то мере.

Секунду спустя, изображение перед глазами вновь стало четким, но – немного неестественным. Сейчас Джи смотрел на окружающий мир через множество фильтров, ограждающих его сознание от возможных последствий Прорыва. Неизбежная плата за подобные вольности – необходимость управления собственным телом из совершенно безопасного, но, не слишком удобного сейв-отсека. Небольшой микрочип, вшитый в кость Джи (в какую именно – не знал даже он сам), позволял наблюдать за всем происходящим словно бы со стороны, получать данные о нанесенном вреде, управлять телом... И отключать любые импульсы, идущие из внешнего мира. Тактильные ощущения, звуковые и зрительные образы – от всего этого можно было отключиться при необходимости. Однако, Джи использовал этот самый сейв-отсек лишь для одной цели – нечувствительности к боли. А интуиция подсказывала ему, что сейчас эта самая нечувствительность может ох как пригодиться…

Постепенно привыкая к новому мироощущению («Представьте, что вы играете в компьютерную игру безо всякого интерфейса, а вместо устройств ввода у вас – собственный мозг!» - Шутили когда-то на курсах в Центре), Джи двинулся вперед.

Вокруг уже бушевала настоящая буря. Асфальт под ногами крошился от совершенно спонтанных вибраций, грунт под ним начал вздыматься большими пластами. Ветер завывал, как бешеный, пространство трещало по швам. Стекла ближайших к земле этажей домов вылетали с оглушительным звоном под напором огромного давления, и продолжали носиться в воздухе, гонимые сумасшедшими завихрениями ветра. Все это, в купе с, так и не прекратившимся, дождем, капли которого, подчиняясь воле стихии, разлетались в самых непредсказуемых направлениях, создавало поистине феерическое зрелище.

Краем своего восприятия Джи замечал, как медленно меняются лица прохожих, как проступает на них сначала заинтересованность, потом – страх, потом – паника… Кто-то, кажется, какая-то женщина, начала кричать – тонко, пронзительно, очень медленно.

До девушки оставалось еще несколько метров, когда это наконец произошло – Джи, буквально кожей почувствовал, как у него за спиной, разрывая в клочья пространство, из ниоткуда появляется огромный портал, как взрывается воздух, впуская в себя новое материальное тело… И вакуум, появление которого неизбежно при мгновенном скачке сквозь материю пространства. Не заметить взрыв такой силы было невозможно – наверняка, даже до сотых этажей небоскребов докатился слабый отголосок ударной волны.

Джи швырнуло вперед – прямо на девушку, до которой он так и не успел добежать. Одновременно, перед взглядом сконденсировалась строчка:

_Раздражение болевого нерва, трансляция на нервную матрицу блокирована. Проникновение инородного тела в кожный покров носителя, самостоятельное удаление невозможно…_

Далее шла сухая статистика, сообщающая, какой именно нерв раздражен, чем именно, насколько сильна боль, сколько процентов тканей повреждено и тому подобное…

Джи не обращал на это внимания – подумаешь, вошел в спину осколок стекла… Гораздо важнее закончить начатую глупость.

«Я ведь даже не знаю ее имени…» - мелькнула в голове у наблюдателя последняя осознанная мысль.

Столкнувшись с девушкой, они повалились на асфальт. Машинально Джи отметил практически полное отсутствие страха на ее лице – словно бы ей были привычные подобные Армагеддоны локального масштаба. Впрочем, скорее всего, просто еще не успела испугаться…

Мысленно представив себе движение рукой, он заставил свое тело потянуться к поясу, на котором находилось несколько элементов управления его наружным снаряжением. Один щелчок – и его плащ, казалось бы, такой непрактичный, обрел пуленепробиваемость, достойную армейской брони. Не себя, так хоть девчонку защитить… Последним движением он накрыл девушку полой плаща.

Как оказалось – вовремя. Перед взглядом появилась еще строчка. Потом еще и еще. Компьютер сообщал о полученных повреждениях. Если бы сознание Джи сейчас находилось в черепной коробке, а не в безопасном микрочипе, он сошел бы с ума от боли… Но Служба заботится о своих людях. «Странная мысль для человека, у которого повреждено более пятидесяти процентов организма» - подумалось Джи. Мысль была пустая и бесцветная – словно этот мокрый асфальт, прямо перед глазами...

***

 

Белый туман постепенно рассеивался. В ушах стоял странный тихий звон. Тем не менее, Джи различал чьи-то голоса, доносящиеся, словно бы, сквозь вату.

- Он очнулся. – Сухая констатация факта, произнесенная безразличным голосом.

Джи открыл глаза. И тут же закрыл снова – неоновый свет, заполняющий всю комнату, ослеплял.

- Свет… Приглушите… - Выдавил он.

Через секунду освещение упало до минимума.

- Где… я?... – Голос повиновался с трудом, общее состояние вообще было не описать вразумительными словами.

Сделав усилие, он разлепил таки глаза. И увидел склонившегося над ним человека.

Врач. Незнакомый. Стандартный белый халат, блокнот в нагрудном кармане, очки-терминал в тонкой оправе на носу. Видимо это он сообщил о том, что Джи пришел в сознание.

- Ты в госпитале. – Ему ответил энергичный голос. Совершенно не похожий на флегматичный тон доктора. Как-то сразу рисовался холеный бизнесмен в дорогом костюме со стильным коммуникатором на запястье…

Джи тяжело вздохнул. Он знал, кому принадлежит этот голос. И от осознания этого радости у него не прибавилось.

Полковник Ролсэн, командующий отделом дневных Наблюдателей, сухощавый мужчина средних лет с военной выправкой, в неизменном сером костюме и с совершенно непробиваемым взглядом.

Ни разу за все время работы в Службе Контроля Пространства он не видел, чтобы полковник принес хорошие новости. Увольнения, выговоры, замечания, лишения премии, вычеты из зарплаты – вот это сколько угодно. Джи невесело усмехнулся – этот раз, судя по количеству разрушений, которое принес с собой прорыв, видимо, будет рекордным по количеству нелестных эпитетов.

Полковник коротко бросил доктору:

- Оставьте нас.

Тот беспрекословно повиновался.

«Ну точно, сейчас будет головомойка…» - Джи уже морально готовился к полуторачасовой задушевной беседе об интересах Службы, которые полковник очень ценил и уважал, и которые «не ценят, не уважают и банально пускают по боку некоторые особо злостные индивидуумы!».

А раз уж дело дошло до помещения его в спецгоспиталь, значит, Центру действительно дорого обошлось его ротозейство…

- Ну, как самочувствие? – В своей обычной нейтральной манере, чуть приподняв бровь, спросил полковник.

Джи лишь покосился на него – двигаться было больно.

- Могло бы быть и лучше.

Как правило, после таких вот фраз полковник, не торопясь, можно даже сказать, с наслаждением (по крайней мере, так всегда казалось Джи), брал один из стоящих в палате стульев, усаживался рядом с кроватью Джи и начинал долгие воспитательные беседы на тему…

В этот раз ничего подобного не произошло. Вместо этого Ролсэн лишь махнул рукой и, тут же сложив их за спиной, начал расхаживать по палате.

Насколько Джи знал своего командующего – такое его поведение говорило о небывалом энергетическом подъеме полковника. С чего бы?..

- Ничего, полежишь денек, будешь как новенький! Главное, когда выписываться будешь, жетон не забудь.

- К-какой ж-жетон? – От волнения и неверия в происходящее, Джи начал заикаться.

- Твой жетон!- На обычно каменном лице полковника проступило некое подобие ухмылки. – Поздравляю с повышением, Корректор!

Секунду Джи пытался справиться с лавиной мыслей и эмоций, невесть откуда взявшихся в, только что пустой, голове.

- Корректор? Но... Полковник, я не понимаю…

Ролсэн остановился посреди комнаты и взглянул на лежащего Джи.

- Чего ты не понимаешь?

- Почему… Почему – повышение? Я ведь провалил Патруль…

- Ничуть! – Полковник безапелляционно скрестил руки на груди. – Даже напротив, ты все сделал настолько правильно, насколько это было возможно… Ума, кстати, не приложу, как тебе это удалось.

Видя еще более непонимающее выражение лица Джи, командующий, легко вздохнув, взял таки стул и уселся рядом с кроватью.

- Видишь ли, та девчонка, которую ты спас – оказывается, она ждала как раз этого самого придурка, организовавшего прорыв. Когда ребята его взяли, он долго не мог поверить, что едва собственноручно не отправил на тот свет свою девушку… В общем, он выложил все, что знал, в первые же минуты. Мы прошли по его каналу и обнаружили там несколько мощных установок. Именно оттуда совершались все прорывы, зафиксированные за последние полгода. Представляешь радость главнокомандующего? - Призрак улыбки вновь озарил лицо полковника.

- В общем, прямым приказом сверху тебе присваивается звание Корректора пространства, а еще – ты представлен к премии в размере… - Командующий замешкался, очевидно, вспоминая. Потом махнул рукой. - Ну, это посмотришь сам.

Джи печально улыбнулся. Повышение и премия – это конечно хорошо… Теперь понятно, отчего у полковника такое настроение.

Но его волновало не это. Стало понятно, почему девушка не боялась – она ждала этого прорыва… Интересно, откуда шел тот, кто его устроил?..

А еще его кольнули слова полковника. «Свою девушку». Жаль. Знакомству, по крайней мере, в ближайшее время, не бывать…

Зато хоть рисковал не напрасно.

- В общем, выздоравливай, - полковник Ролсэн поднялся со стула, аккуратно поставив его на место, - завтра явишься в отдел Корректоров, тебе выдадут обмундирование, определят в группу…

Джи слушал в пол-уха. Все это он знал и так. Его все больше и больше охватывало дремотное оцепенение. Краем восприятия, он услышал, как за полковником закрылась дверь. В какой-то момент его блуждающий взгляд упал на прикроватную тумбочку. На стерильно белой пластиковой поверхности сверкал в лучах ламп дневного света серебряный жетон Корректора.

Джи ухмыльнулся и закрыл глаза.

Категория: Рассказы | Добавил: darcus (08.09.2007) | Автор: Даркус
Просмотров: 334 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
------
Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...»
------

Статистика сайта:

Яндекс цитирования

------

Кнопка сайта:

 

Поставить кнопку на свой сайт!

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

| Copyright MyCorp © 2017 | Конструктор сайтов - uCoz Живые обои |
grand theft auto: vice city